газета
Мир новостей
от 01.06.2004
ПЕРЕКУПЩИКИ
Евгений Ильинский


Гуманность "по-московски".

      Несколько раз в день к нам звонят с одним и тем же вопросом: кому можно пристроить оставшуюся без хозяина собаку, куда деть подброшенных кем-то котят или родившихся во дворе щенков. Нередко речь ведётся сразу о большом количестве животных: что делать, если умерла хозяйка двадцати кошек, или подвал отдаётся под магазин, владельцы которого накануне новоселья уже готовят кискам - старожилам подвала отравленное угощение.
      Приходиться объяснять людям, что правительство никаких служб для помощи таким животным не создаёт, а государственные приюты не могут вместить и тысячной доли нуждающихся в содержании собак и кошек. При этом добиваться определения животных в эти приюты, мягко говоря, не стоит, так как спасение всё равно их там не ждёт.
      Частных же приютов великое множество - это квартиры и дома наших обычных граждан, у которых полно своих проблем, но которые, видя животных, находящихся в беде, и зная, что обратиться для их реального пристройства некуда, вынуждены брать их к себе в дом. Предлагать же им взять ещё кого-то - всё равно, что издеваться.
      Дело в том, что сейчас в Москве происходит удивительное явление: домашних животных, испокон веков предназначавшихся для содержания человеком, общество лишает содержания и оставляет брошенными на улице. Правительство же, как я полагаю, считает это не проблемой отсутствия должного государственного регулирования соответствующих рыночных и хозяйственных механизмов, а победой гуманности. По всей видимости, в московских верхах понимание гуманности к животным заключается в том, что двум основным видам домашних животных - собакам и кошкам, потерявшим хозяев и оказавшимся обитателями улиц, власти дарят свободу совместного существования по законам "естественного отбора" на территории города. Однако, такой "естественный отбор" практически не оставляет шансов выжить кошкам. Их в массовых количествах истребляют прежде всего сами же бездомные собаки, а также работники жилищно-коммунального хозяйства, устроившие по всей Москве поистине братские могилы кошек в замурованных подвалах . Характерно, что мероприятия по охране бездомных животных правительством возложены именно на то же жилищно-коммунальное хозяйство.
      Когда я в очередной раз сталкиваюсь с проявлением этой "гуманности", я приношу спасённую от неминуемой смерти кошку к себе домой. И если бы существовала в Москве хоть какая-то возможность по великому блату, по знакомству, за любые деньги пристроить животное без ущерба для него, в моей квартире никогда не жили бы тридцать кошек. Потому, что лично я не держу их с целью общения, так как, в принципе, не страдаю от его отсутствия.
      "Так же вот и Вы - объясняю я каждый раз по телефону, - если хотите помочь животному, несите его тоже себе домой, или долго и упорно ищите для него хозяина через объявления в газете".
      Казалось бы - зачем тратить драгоценное время на все эти разъяснения, и не ответить просто, что мы не занимаемся пристройством, и спокойно повесить трубку телефона. Но, если ответить так, можно быть уверенным, что животные погибнут, потому что, скорее всего они попадут в руки к перекупщикам.

Котята.

      В России нет законов, ограничивающих разведение собак и кошек. Именно это привело к катастрофическому увеличению числа бездомных животных и, практически, к полному отсуствию спроса на беспородных и вышедших из моды породистых кошек и собак.
      На отсутствии этого спроса наживается целая армия так называемых мошенников-перекупщиков. Под видом заводчиков, сердобольных и чуть ли не святых бабулек, а нередко и зоозащитников (есть даже официально зарегистрированные с этой целью зоозащитные организации), они предлагают платную помощь по поиску владельцев для котят, щенков и взрослых животных. Они дают объявления в газетах, иногда на вид совсем безобидные, например: "Возьму пушистую кошечку..." или "Кто нашёл или потерял собаку...".
      Но чаще их можно увидеть стоящими у метро или на Птичьем рынке с котятами. Именно с котятами "работает" большинство перекупщиков. Не сведущему человеку может показаться, что они этих котят пристраивают в добрые руки или продают. На самом же деле они только создают видимость этой работы: единственная их цель - привлечь внимание тех, кто не знает, куда деть котят, родившихся дома, на работе или, например, в подъезде.
      Отличить перекупщика очень просто: предложите ему взять животных и он, немного помявшись для порядка, набивая цену, тут же согласится. Расценки за услуги могут быть разными, иногда высокими, впрочем, на улучшении судьбы животного это никак не отразится. Человек, на самом деле пытающийся пристроить своих животных, не согласится взять ещё кого-то даже за миллион.
      Некоторые перекупщики прикидываются альтруистами: "просто дайте что-нибудь на молочко" - говорят они. Ведь для иных мелких аферистов и этих денег вполне достаточно. От набранных животных перекупщики избавляются разными способами, но чаще всего выбрасывают их в безлюдных местах.
      Очень часто мошенникам в надежде на пристройство приносят котят, выброшенных до этого другими перекупщиками. Причём продолжают пользоваться данными "зооуслугами" даже те, кто не раз слышал о найденных где-то коробках с замерзшими котятами и знает чьих это рук дело. Но всё равно, к перекупщикам "из благонадёжных", у которых дома кто-то якобы видел даже мешки с дорогими кормами, несут и несут смертников. Однако известно, что привлекательный имидж и знание психологии - профессиональная черта мошенников.
      Немалая часть людей, несущих перекупщикам котят из магазинов и с предприятий, в основном равнодушны к судьбе этих животных и не придирчивы к внешнему виду и моральному облику мошенников - лишь бы подешевле сплавить котят. Поэтому, даже бомж легко справляется с такой работой "по пристройству" - только успевай набирать и выбрасывать животных, и не забывай при этом считать деньги.
      Беда обманутых людей в том, что они не знают, что нет, и не может быть перекупщиков, пройдя через руки которых животные не были бы обречены на гибель.
      Большинство людей, наверное, думают, что инфекционные болезни кошек и собак похожи на человеческие болезни, такие как грипп или ОРЗ. Но разница есть. Вирусы животных очень стойки и держатся годами на предметах, одежде и даже руках. Поэтому все перекупщики, так же как и все Птичьи рынки, в прямом смысле пропитаны инфекцией.
      Попадая к перекупщикам, многие котята впервые в жизни остаются без матери в пугающей неизвестностью обстановке. В результате этого сильнейшего стресса, их и без того слабый иммунитет падает до нуля, и инфекция подхватывается мгновенно.
      Обеспечить профилактику не привитого животного при уже состоявшемся даже кратковременном контакте с вирусоносителем абсолютно нереально - таких средств нет. Чтобы до конца понять это, нужно иметь опыт выхаживания собственными руками не одного десятка больных животных. Мы их вылечили не одну сотню. Но не сведущему человеку достаточно услышать заверения перекупщика - "не волнуйтесь, я знаю, как их лечить". А для разборчивых и сомневающихся клиентов пропуском в доверие могут стать заученные мошенником названия нескольких медицинских препаратов, используемых якобы для профилактики и лечения котят от инфекции.
      Болезнь у заразившихся котят проявляется не сразу, а через несколько дней. Перекупщики выставляют напоказ ещё не имеющих симптомов болезни животных. "Посмотрите, - часто говорят они, - я беру только здоровых домашних котят, поэтому у меня инфекции нет". Но Вы можете подъехать к станции метро Выхино - традиционному месту работы перекупщиков, и взять там такого чудесного, здоровенького котёнка. Примерно через неделю он умрёт, несмотря даже на своевременное обращение в ветлечебницу. Если же Вы заранее будете готовы к такому повороту, то при первых симптомах болезни у котёнка - отказе от пищи и апатии (грусти), позвоните нам. По телефону (номер которого, по названию нашей организации, Вы можете найти через справочную "09") мы скажем, что нужно сделать, чтобы котёнок выздоровел.
      В цивилизованных приютах (а даже в них не может не быть инфекции, ведь некоторые животные бывают вирусоносителями всю жизнь) новое животное сначала проходит карантин в течение полутора месяцев для вакцинации, только после которого допускается контакт с другими животными. Но прикиньте, может ли старушка-перекупщица иметь для этого всё необходимое, например, профессиональные бактерицидные лампы - такие, какие используют в операционных, или несколько изолированных помещений. И какова была бы себестоимость такой работы.
      Из всего этого следует, что если бы кто-то и занимался пристройством добросовестно, то эта работа была бы: во-первых, убыточна (учитывая высокую стоимость лекарств); во-вторых, непосильно тяжела (только одному заболевшему котёнку нужно в день сделать несколько процедур и два десятка уколов); в-третьих, скоротечна (переболевшие котята даже при умелом лечении часто остаются хрониками, следовательно, пристраивать их вообще никому нельзя и, поэтому, порядочный человек каждый раз будет вынужден оставлять их себе, и таким образом, забив всю свою квартиру животными, быстро прекратит эту деятельность); в-четвертых, не выполнима (обеспечить выживаемость всех котят не сможет даже волшебник).
      Основной товар мошенников - котята от домашних кошек, владельцы которых не желают стерилизовать своих животных. Причинами этого нежелания являются не только безалаберность владельцев, но и их так называемая "философия" - они называют себя сторонниками невмешательства в природу. Я бы добавил - за чужой счёт. А точнее, за счёт выбивающихся из сил опекунов бездомных животных - часто совсем немолодых женщин, спасающих этих животных (повторяю, бездомные кошки "происходят" от бесконтрольного плодежа домашних). Однако, "философам" до каких-то энтузиасток-пенсионерок дела естественно нет, впрочем, видимо так же, как и до природы.
      Сами же опекуны кошек, в основном начинающие и ещё не знающие, что такое инфекция, иногда также попадаются на ту же удочку. Сначала они всё делают правильно - отлавливают полудиких, грязных котят, отмывают, подлечивают, выводят мириады блох и клещей. Но, в конце относят котят опять же перекупщикам, совершая роковую ошибку...
      Гибель заразившихся котят практически неизбежна, независимо от того - будут животные выброшены или действительно случайно попадут в добрые руки. Низкий пока уровень многих наших ветврачей всё равно не позволит их спасти.
      Но и до проявления самой то болезни далеко не каждый успеет дожить. Пока выброшенные котята поймут, что надо где-то прятаться, их разрывают собачьи стаи, истребляющие сегодня не только кошек, но и, по отзывам зоологов, остатки дикой фауны в природоохранных зонах столицы - уже уплаченной ценой за безграничную свободу бездомных собак стало полное истребление ими всех пятнистых оленей в Лосином острове. Ведь бродячие собаки в Москве сейчас - это не те одинокие и несчастные "потеряшки", которых мы подбирали из жалости лет десять назад.
      Окрестности московского Птичьего рынка буквально усеяны коробками, набитыми обречёнными на мучительную смерть котятами. Причём среди серых и полосатых умирающих комочков не так уж мало сиамцев, персов и ангорок. Породистых мошенники всегда набирают с большей радостью, ведь за их "пристройство" принято и платить больше. Простодушные владельцы, искренне переживая за судьбу своих ненаглядных чад, просят пристроить их получше, и поэтому платят по тысяче рублей за пристройство одного котёнка, а иногда и гораздо больше, не подозревая, что собственноручно оплачивают их пристройство на тот свет.
      Когда объясняешь владельцам кошек, что сейчас преступление плодить котят, часто можно услышать: "Что Вы?! С котятами так любят играть наши дети, а потом у нас такие красивые котята получаются!". Как будто умирать им будет легче от того, что они красивые и обрадовались бы дети, если бы узнали, что потом произошло с котятами!
      Иные перекупщики, привыкшие к своей многолетней безнаказанности, уже не пытаются сохранять человеческий облик. В нашу организацию пришло коллективное письмо от жителей Малаховки - соседей перекупщицы с Выхина алкоголички Инги. Свой нереализованный вовремя товар, то есть уже тяжело больных котят, Инга регулярно выбрасывает просто-напросто из окна, и трупы животных, свисающие с ветвей деревьев, наблюдают жильцы нижних этажей. Но беда не в том, что никто не может привлечь садистку к ответственности, а в том, что это абсолютно бессмысленно - её место с радостью займут многочисленные конкуренты, а желающих сдать животных не убавится. Какая разница, где потом будут умирать котята - в Малаховке или в других местах.
      Длится этот беспредел уже почти 20 лет. За всё это время замучено только в Москве уже не одна сотня тысяч котят! Правительственная структура, ответственная за положение с животными в Москве, то есть Отдел городской фауны при Департаменте ЖКХиБ, по нашим данным, ни одного раза не предпринимала попыток воздействовать на эту ситуацию.
      Больше года назад Природоохранная Прокуратура Москвы переправила в Отдел фауны мои материалы о перекупщиках, с предписанием ответить заявителю, то есть мне, автору этой статьи, но я до сих пор не получил даже "отписки".
      Что же касается Птичьего рынка, то, по мнению практически всех зоозащитников, власти должны были его не переносить, а (учитывая и безобразия с торговлей экзотическими животными) навсегда закрыть. Его витрины сродни блюдам корейской кухни из кошачьего и собачьего мяса - и за тем и за другим стоят немыслимые страдания животных.

Стерилизация.

      Знаю, что некоторые скажут, - зачем я буду стерилизовать свою кошку, если мы котят раздаём сами и к перекупщикам не обращаемся. А знают ли они, что большинство пристроенных таким образом котят попадают либо опять к перекупщикам, либо выбрасываются на улицу. Ну, а куда же ещё их девать, если у кого-то из родственников оказалась аллергия, или ребёнок уже наигрался, или просто передумали - "А нам это надо? Раньше мебель никто не рвал и не писал на одеяло!". Конечно, маленького котёночка некоторым выбрасывать жалко. Но зато уже выросшую из него кошку, надоевшую своими криками во время течки, "выпустить на свободу" уже ничего не стоит.
      Да в сущности, не должен здесь никто никого уговаривать. Цивилизованные страны давно через всё это прошли. Там поняли, что нельзя эксплуатировать людей и вынуждать их подбирать бездомных животных, и что содержание государственных приютов накладно для бюджета страны. Поэтому, во многих этих странах введена обязательная стерилизация собак и кошек, не имеющих племенной ценности.
      "Хорошо, - скажете Вы, - но зачем обязательно стерилизовать - ведь есть таблетки ". К сожалению, все препараты, прерывающие течку у животных, категорически нельзя применять длительное время. Это с очень большой вероятностью может привести к тяжёлой патологии и к необходимости срочной операции. Добавим, что от беременности эти препараты не предохраняют, поэтому, если кошка выходит на улицу, или если в доме ещё живёт кот, они бесполезны. Кроме того, в какой то момент таблетки уже перестают действовать. А к четырём-пяти годам у большинства даже доселе спокойных кошек развивается беспрерывная течка.
      Стерилизация, вне всякого сомнения, принесет большую пользу здоровью любой кошки. Ещё несколько лет назад за рубежом были проведены исследования, показавшие, что стерилизованные кошки в среднем живут в два раза дольше не стерилизованных. Причина в том, что стерилизация является одновременно лечением и профилактикой целого ряда заболеваний, прежде всего репродуктивных органов, а также болезней, возникающих в результате стрессов. Так что лучше подумать заранее - и о здоровье кошки, и о том, чтобы не рождались для страданий котята.
      Считаю полезным здесь рассказать о том, как правильно должна проводится стерилизация (кастрация) кошки по-настоящему квалифицированным врачом. Я считаю, что могу судить об этом по тому, что через наши руки прошло больше тысячи прооперированных, буквально на наших глазах, бездомных кошек, которых мы затем передерживали после операции, и многие из которых не ушли из нашего поля зрения, так как мы общаемся с их опекунами, и сами опекаем немало таких кошек в своём районе.
      Итак, первое: стерилизация может быть сделана кошке, находящейся на любых, даже на самых последних, сроках беременности. Истинной причиной отказа ветеринаром оперировать беременную кошку является его низкая квалификация.
      Второе: операция может быть сделана кошке в возрасте с шести месяцев, но если обстоятельства требуют, то возможно проведение операции раньше. В США, например, врачи рекомендуют стерилизовать даже котят. Рассуждения о том, что кошке для здоровья лучше сначала родить, являются абсолютно не обоснованными. Самый идеальный возраст для стерилизации кошек с точки зрения эндокринологии - семь, восемь месяцев. Если у кошки нет серьёзных противопоказаний, то операцию можно проводить в любом более старшем возрасте.
      Третье: при операции должны быть удалены не только яичники, но и матка. Особенно это важно для болевших и рожавших кошек, так как у них велика вероятность не выявленной патологии матки, которую нельзя оставлять в виде рудимента. Кстати, кошек с такой патологией немало среди бездомных, поэтому стерилизация их спасает от верной смерти.
      Четвёртое: операционный шов должен быть на боку и составлять около одного сантиметра для не беременных кошек и максимум около трёх сантиметров для беременных. Это очень важно. Ведь известно, что болевые точки находятся в основном на коже и мышцах. Следовательно, чем меньше разрез, тем меньше будет страдать после операции животное, и тем быстрее оно поправится. Так же важно, что боковой шов более гигиеничен, а шов на животе всегда соприкасается с полом или землёй.
      Пятое: на операцию у врача должно уходить около десяти минут. Беременность или такие заболевания, как, например, гнойное воспаление матки, даже в стадии обострения увеличивают продолжительность операции примерно ещё на десять минут. Врач при этом не должен требовать существенную доплату, тем более за бездомную кошку.
      Шестое: я считаю максимально допустимой стоимостью операции полторы тысячи рублей. Но если уж врач и берёт такие деньги, то качество должно быть таким, как здесь описано, и не допускающим поводов для дополнительной обработки раны, перевязок, медикаментозной помощи, и тем более, для повторного обращения к врачу, в том числе из-за снятия швов.
      Седьмое: в области шва никогда не должны образовываться признаки воспаления: припухлости, шишки, не сразу заживающие раны. Причина их - плохая работа врача, но чаще всего - очень дешёвые нитки, используемые для внутренних швов, которыми повсеместно привыкли пользоваться многие российские ветеринары. Они часто объясняют эти явления аллергией на нитки или их индивидуальной непереносимостью. Ни единого раза мы не наблюдали ничего подобного у нашего врача, который оперирует больше тысячи бездомных кошек в год. Просто надо отвечать за свою работу, и если экономить, то не на том, что может отразиться на качестве операции.
      Восьмое: если у прооперированной кошки нет воспалительных заболеваний, курс антибиотиков после операции ей назначаться не должен. Их назначают врачи, не уверенные в своей работе.
      Девятое: наружный шов должен быть зашит саморассасывающимися нитками, которые не нужно затем удалять. Причём, зашит он должен быть специальным образом, так, чтобы кошка не могла этот шов повредить, и в результате, не требовалось бы надевать на неё попону, что очень важно для бездомных кошек. Ведь в этом случае существенно сокращаются сроки передержки после операции, и при необходимости, кошку можно выпускать на улицу уже на следующий день (но, естественно только не зимой). Для опекунов бездомных кошек это настоящее спасение, ведь у них часто нет возможности долго передерживать несколько кошек в квартире.
      К сожалению, российских ветврачей проблемы бездомных животных, скорее всего, волнуют мало - они используют в основном обычные нитки, а при этом попона (перевязочное средство для кошек) необходима. И находиться в попоне кошка должна до самого снятия швов, то есть восемь-десять дней.
      С прискорбием приходиться констатировать, что вышеизложенные в девяти пунктах, основанные на нашем собственном опыте стерилизации, правила-требования-рекомендации даже частично очень редко выполняются в российских ветклиниках. А чему учат в наших ветеринарных академиях сказать трудно. Но это совсем не означает, что стерилизовать кошек не надо. Так же как, если у вас нет автомобиля, это ещё не значит, что нужно отказываться от услуг общественного транспорта. Да, возможно придётся помучиться и поухаживать за кошкой недельку, но это лучше, чем будут мучиться потом её котята. Ведь даже, если операцию делал средний врач, польза для кошки всё равно будет очевидна.
      Итак, пока правительство, как я считаю, не занято решением проблемы бездомных собак и кошек, помочь братьям меньшим могут только сознательные владельцы животных и хорошие ветеринарные хирурги.

Источник